Revised editin in ne vlume - страница 29


Встреча с Хоуэллсом в Великобритании в 1897 году вновь пробудила у Джеймса желание писать романы, которое так замечательно осуществилось в его высочайших творениях. Более, чем кто-нибудь другой, Хоуэллс поощрял творчество Марка Твена, чей Revised editin in ne vlume - страница 29 гений он распознал с самого начала. Без Хоуэллса могло и не быть «Жизни на Миссисипи». Антиподы в ежедневной жизни, они в течение сорока лет поддерживали дружбу, излишним сви­детельством которой служит Revised editin in ne vlume - страница 29 «Мой Марк Твен» (1910). Хоу­эллса несправедливо винили в том, что он навязывал органи­ческому гению Марка Твена конфузливую утонченность; его со­веты были, обычно, точны, а подмена выражений типа «к черту» либо Revised editin in ne vlume - страница 29 «гнусный» на более мягенькие обороты представляет собой редактуру менее решительную, ежели та, в какой сейчас нуждаются кино- либо радиосценарии.

Со временем Хоуэллсу присуждались знатные сте­пени институтов — йельского, Гарвардского, Оксфордского, Колумбийского и Revised editin in ne vlume - страница 29 Принстонского; он был избран первым прези­дентом Американской Академии искусств и литературы. В 1920 году — в год его погибели — блокбастером стал реалистический роман под заглавием «Главная улица». Его долгий кресто­вый поход подошел к концу. Его Revised editin in ne vlume - страница 29 реализм, за который он под­вергался преследованию со стороны 2-ух поколений романти­ков, был сейчас осмеян как застенчивый новыми реалистами, которые были должны Хоуэллсу больше, чем готовы были признать. Пусть он Revised editin in ne vlume - страница 29 окутал очень узенькое место людского опыта, но немногие из его преемников затмили его силой четкого изображения того, что он лицезрел вокруг.

^ 55. Опыт В ПОЭЗИИ: СИДНИ ЛЭНИР И ЭМИЛИ ДИКИНСОН

Прозе принадлежала основная роль в Revised editin in ne vlume - страница 29 художественном осо­знании и освоении новейшей Америки. Но к 1870 году давление современности испытали на для себя все искусства; появились новые идеи, и поэзия произнесла свое слово. Поэтам, которые родились во 2-ой трети Revised editin in ne vlume - страница 29 века, было предначертано почувствовать быстро нара­ставшую интенсивность умственных исканий. Различными были появлявшиеся новые идеи — от вульгарно-материалисти­ческих истолкований сути Америки до возвышенных фило­софских систем, достойных мыслителей девятнадцатого столе­тия Revised editin in ne vlume - страница 29, которым настолько многие из поэтов были так глубоко должны. Шло время, Америка обретала свою мощь, начиналась (после промышленной революции) наизловещая эпоха машины, одни докт­рины исчезали, а на замену им являлись Revised editin in ne vlume - страница 29 новые — все это дове­лось следить поэтам, которым выпала долгая жизнь. Ска­жем, создатель красивых стихов о войне «Геттисбергская удача» Уильям Генри Томпсон дожил до 1918 года, и на его очах произошли Revised editin in ne vlume - страница 29 все те перемены в поэзии, предзнаменованием которых был творческий мятеж Сидни Лэнира и Эмили Дикинсон. Вобщем, не он один, а все поэты, выступившие во вторую половину века, даже Генри Тимрод, погибший Revised editin in ne vlume - страница 29 в' 1867 году, пережили воздей­ствие стремительно росшей науки и индустрии, также вско­лыхнувшей страну войны Севера и Юга.

Даже в поэзии 1860-х годов можно расслышать, пусть еще дальние, раскаты надвигающейся грозы. Многие поэты только ощутили Revised editin in ne vlume - страница 29 беспокойство той эры, но нравственные трудности, которые появились с ростом науки, поняли все они, и все были взволнованы тем спектаклем, который разыгрывался на арене государственной жизни и был воспет Revised editin in ne vlume - страница 29 Лэниром в его «Псалме Запада». «Листья травы» (1855) Уолта Уитмена практически не отыскали преемников до конца столетия, но же он выразил то, что жаждал сказать. А тем временем война вызвала к жиз­ни резкую Revised editin in ne vlume - страница 29 откровенность стихов Мелвилла и хотя бы отчасти подготовила публику к темной книжке Стивена Крейна «Чер­ные всадники» (1895). Уже появились поэты, начавшие пости­гать силу свежайшего, взятого из самой реальности матери­ала, когда он Revised editin in ne vlume - страница 29 дается без ухищрений, в экспериментальном по

468

форме стихе. Этой ранешней волне медлительно происходящих из­менений мы должны эталонами необыкновенной поэзии, в одном случае чуть ли не величавой, в другом умеренной, — поэзии Revised editin in ne vlume - страница 29 Эмили Дикинсон и Сидни Лэнира. Но традиционалистов тянуло к старенькым сюжетам и формам. В отличие от бунтарей с их сме­лым новшеством они перепевали давнешние викторианские мело­дии. В их поэзии звучали отголоски Revised editin in ne vlume - страница 29 Байрона, Шелли и Китса. Велика была их преданность богам прошлой эры; посреди по­клоняющихся таким кумирам назовем Томаса Кларенса Стед-мена, полупоэта, полубанкира, также Томаса Бейли Олдрича, певца красных и белоснежных роз; другие, как Revised editin in ne vlume - страница 29 редкостно неповторимый Эдвард Роулэнд Силл, запутались в тонких сетях Теннисона. Время от времени магически тянуло подражать и поэтам-американцам — так, преподобный Джон Бэннистер Тзбб был прямо-таки зача­рован Эдгаром Revised editin in ne vlume - страница 29 По. Просто вообразить, каким изгоем оказывался в таковой компании Уитмен, — ведь принципы стихосложения ка­зались выработанными раз и навечно, а на Парнас, очевидно,, вела одна-единствекная тропа, которую проторили английские романтики.

Бывало, правда, что Revised editin in ne vlume - страница 29 те либо другие необычные действия эры находили собственный отзвук в поэзии, но эти почитатели изящ­ного здесь же выхолащивали их грубую правду, приспосабливая противные факты жизни к требованиям благопристойности,, которыми они вдохновлялись Revised editin in ne vlume - страница 29, сочиняя стихи. Посмотреть хотя бы, во что перевоплотился под. пером Стедмена та промышленность де­нег, которая позже вызовет к жизни настоенный на горечи образ Титана в романах Драйзера, либо Revised editin in ne vlume - страница 29 как наш провинциаль­ный Гейне — Джоакип Миллер — в «Скачке Кита Карсона» во­дянистым анапестом укротил бушующее пламя прерий. Либо как в собственной «Скачке Шеридана» Томас Бьюкенен Рид, решившись покинуть воспеваемый им комфортный садик и Revised editin in ne vlume - страница 29 поведать о войне,, ухитрился перевоплотить героизм и мучения битв в гнусный театр с различными затеями. Материал был нов и волнующ, но сама-то поэзия отставала от этого материала на хороший век Revised editin in ne vlume - страница 29.

Конфликт меж новым реализмом и устойчивым консерва­тизмом вдохновлял неких поэтов, и посреди их Дикинсон и Лэнира, к тестам — тестам, в каких они стремились передать новые чувства и опробовать новые сред­ства, хотя Revised editin in ne vlume - страница 29 еще пока и не отступали от державшихся на послед­нем дыхании старенькых форм. На сто процентов отдаться духу обновле­ния, как Уитмен, было бы в очах читателей безумием, пол­ностью Revised editin in ne vlume - страница 29 оставаться во власти старенького, как Олдрич,— ничем не оправдываемым насилием над собой. Кроме уже нареченных 2-ух более смелых экспериментаторов, мы время от време­ни встречаем и других поэтов, в осознании стиха опережав Revised editin in ne vlume - страница 29­ших свое время. Так, в 70-е годы писал сонеты и другие-стихи Фредерик Годдард Такёрман; мечтатель и затворник, в чьем творчестве, довольно классическом, чтоб привлечь

благорасположенное внимание Лонгфелло и Лоуэлла, различается.и другое — напряженный поиск Revised editin in ne vlume - страница 29 новейшей поэтики. Уиттер Биннер, ко­торый н открыл этого поэта, пишет: «Такерман знал, что де­лает, когда завершал сонет александриной, либо укорачивал последнюю строчку на одну стопу, либо менял ритмику, чтоб выделить каждый Revised editin in ne vlume - страница 29 колер собственной мысли». Осознавал ли Такер­ман, как это понимала Эмили Дикинсон, что еще не настало время, чтоб у него появились читатели? И еще появляется во­прос— были ли в ту эру Revised editin in ne vlume - страница 29 и другие экспериментаторы, остав­шиеся нам неведомыми? И, может быть, в итоге Лэнир, Эмили Дикинсон и Такерман тоже сделали систему, только более утонченную, чем у их более обычных совре Revised editin in ne vlume - страница 29­менников? Вроде бы то ни было, эти вот люди и были вестниками больших конфигураций, подготавливавшихся в американской поэзии.

2

Может показаться, что Сидни Лэнир был просто идеаль­ным, только никак не застывшим воплощением и Revised editin in ne vlume - страница 29 этого кон­серватизма, и этих порывов к новейшей поэзии. В протяжении шестнадцати лет после Штатской войны он не упускал варианта снова доказать и подтвердить практикой свою интереснейшую, но на уникальность неубедительную идею насчет тождества Revised editin in ne vlume - страница 29 поэзии и музыки; не считая того, он был просто фана­тиком по части стиховых тестов. Но какими бы заман­чивыми ни представлялись способности, сулимые его теорией синтеза 2-ух искусств Revised editin in ne vlume - страница 29, он никогда не достигал в собственных непра­вильно построенных строчках и разветвленных метафорах той поразительной углубленности и той совсем естественной символичности, которыми полны строфы Эмили Дикинсон. Полностью допустимо, что грубая, гневная энергия поэзии Уолта Revised editin in ne vlume - страница 29 Уитмена, хотя и стала для Лэнира стимулом обновления, по сути больше его шокировала.

Да ведь и со стороны содержания то же самое: он стран­ным образом заключает в свои объятия Revised editin in ne vlume - страница 29 всю природу, объяв­ляет искусство священным, поклоняется солнцу и поносит «ремесла», но, на самом деле, Лэнир на удивление ортодоксален. Не в пример двум своим сейчас прославленным современникам — Уитмену и Дикинсон — он не стремится избавиться Revised editin in ne vlume - страница 29 от прежних поверий, до того как выстроить новейшую вселенную. Напротив, он цепко держится за обычные понятия романтичного хри­стианства XIX века и все пробует примирить грешный мир и его разъедающую базы науку со Revised editin in ne vlume - страница 29 своим «кристально незапятнанным Христом». Он недалек от той южной христианско-джентльменской традиции, к которой принадлежали такие поэты, как Чиверс и По. Вот почему мир его нравственных представлений оставался узеньким Revised editin in ne vlume - страница 29, он всю жизнь был прихожа­нином-евангелистом. Если проследить, как рождалась новенькая

поэзия, Лэнир окажется посреди тех, кого она только смутно-тревожила, а не с теми, кто положил ей начало. Подобно Ди­кинсон и Уитмену Revised editin in ne vlume - страница 29, он тяготился кандалами обычного стиха, но в отличие от их он не предложил никаких по-настоящему новых форм.

И все же Лэнир, этот «метеор, во тьме чертящий броский след», оказался на Revised editin in ne vlume - страница 29 магистрали движения поэзии после Штатской войны, привлекая напряженностью выраженных им переживаний и сложностью мелодики и композиции, вот почему его воздействие было благотворным и без него тяжело для себя представить послевоенную поэтическую эру Revised editin in ne vlume - страница 29. Такая ки­пучая энергия была нужна во времена, когда понятие о поэзии определялось стихами Лонгфелло и Уитьера. Его из­вестность, завоеванная к тому же мужеством, с каким Лэнир со­противлялся заболевания и Revised editin in ne vlume - страница 29 бедности, также фуррорами на музы­кальном поприще, росла неторопливо и достигнула апогея приблизительно к моменту его раннеймерти в 1881 году. Оживший сейчас энтузиазм к нему, частично вызванный тем, что Лэнир, как пола­гают Revised editin in ne vlume - страница 29, предвосхитил социальные идеи молодых аграриев, питается не его галантным романом о войне «Тигровые лилии» (1867) и не книгами его критичных статей, в каких дело не идет далее личных воспоминаний (он, например, спо Revised editin in ne vlume - страница 29­собен именовать Филдинга «одним из этой навозной кучи клас­сиков»), даже не его умопомрачительной «Наукой об британском стихе» (1880), а десятком стихотворений. Не имея ничего подобного во всей истории поэзии, они, может быть Revised editin in ne vlume - страница 29, и выручат имя Лэнира от забвения, так как сохранят для литерату­ры южный пейзаж, ярко и ярко изображенный благодаря узкому поэтическому восприятию, которое и было самым су­щественным в его таланте. Когда Лэнир Revised editin in ne vlume - страница 29 принимался за стихи, это был нездоровой человек — факт, очень почти во всем объясня­ющий и его странность, и его исступленность. Мы можем толь­ко покачать головой, столкнувшись со настолько несдержанными порывами, можем Revised editin in ne vlume - страница 29 пожалеть о том, что создатель не умел контро­лировать себя, а его друзья Пол Хэмилтон Хейн и Бэйард Тейлор оказались очень добродушными критиками — все так, и все таки его пылкое, бурное Revised editin in ne vlume - страница 29 сладкоречие, сразу напо­минающее о Шелли, и докладывает необыкновенную красота стихам Лэнира.

Одержимость, которой дышит его поэзия, находит себе оправдание в бурной жизни Лэнира, этой, по своим его словам, «самой горячей из Revised editin in ne vlume - страница 29 битв». Он родился 3 февраля 1842 года в Мэконе, штат Джорджия, и от Лэниров елизаве­тинской эры, а конкретно— от собственной мамы, унасле­довал восхитительную музыкальность; «он не мог вспомнить, было ли такое время, когда он Revised editin in ne vlume - страница 29 еще не умел играть чуть не на всех инструментах». Кончив Оглторпский институт,

471

он не мог решить, ожидает ли его будущее, музыканта либо стряпчего, но здесь Лэнир оказался в армии конфедератов; вой­на, этот Revised editin in ne vlume - страница 29 глубоко на него повлиявший опыт юных лет, оста­вила по для себя мемуары о боях и кутузке, о том, как он де­лил деньки со собственной возлюбленной флейтой, и о Revised editin in ne vlume - страница 29 преподобном Джоне Бэннистере Тэббе; и еще она оставила туберкулез. Болезнь обра­тила все оставшиеся Лэниру годы в борьбу за то, чтоб перед лицом неизбежной смерти сохранить свою личность и способ­ность Revised editin in ne vlume - страница 29 к творчеству.

На разбитом, потрясенном Юге «мрачных стервятничьгх дней», как вспоминал он ту эру, Лэнир сменил много заня­тий; понятно, что он был портье, что он служил в суде, но это далековато не все. Слабенькие Revised editin in ne vlume - страница 29 легкие вдохновляли его странство­вать, как Джона Стерлинга, которого он часто припоминает; всякий год, что ему удавалось совладать с заболеванием, он чув­ствовал, как заного он все принимает — и физиче Revised editin in ne vlume - страница 29­ски, и духовно. Его самозабвенное служение «богиням-близне­цам»— поэзии и музыке —было вознаграждено в 70-е годы; он стал первой флейтой оркестра Пибоди в Балтиморе. В это время им написаны «Зерно», «Симфония», «Глиннские топи Revised editin in ne vlume - страница 29», также «Кантата к столетию Америки». Прямо за тем пошли ошибки; он ошибочно определял, зачем подходящ его талант, и то читал лекции по британской литературе в институте Джона Хопкинса, то отдавался литературной критике Revised editin in ne vlume - страница 29—заня­тию для Лэнира бесплодному, если не считать «Науки об британском стихе». Не будет преувеличением сказать, что конец, подстерегавший этот «живой комок боли», был герои­ческой драмой: Лэнир погиб в 1881 году, всего Revised editin in ne vlume - страница 29 30 9 лет; незадолго перед гибелью, лежа с температурой за 40, он написал одно из собственных наилучших стихотворений — «Восход».

Лэнир кончал институт, когда появилось в печати «Про­исхождение видов». Он воспринял Дарвина Revised editin in ne vlume - страница 29 экзальтированно и ис­черкал пометками собственный экземпляр от первой до последней странички; для него, как и для многих юных поэтов тех пор, дело шло не столько об разъяснении законов есте­ственного мира, сколько Revised editin in ne vlume - страница 29 о высшем взлете мысли, о кое-чем символическом и знаменующем будущее. В Оглторпе препо­давал превосходный преподаватель, учившийся в Германии, Джеймс Вудро (дед Вудро Вильсона), и он приоткрыл Лэниру дверь в мир Revised editin in ne vlume - страница 29 научной мысли. Для Лэнира эта дверь больше уже не запиралась.

Наука побудила его нешаблонно посмотреть на природу, но так и не пошатнула старенькых убеждений, которые до конца его дней представляли собой замудренную смесь Revised editin in ne vlume - страница 29 языческих на­строений, дилетантской образованности и христианства, как он его осознавал.

И потому он мог написать:

Иуде, Иисусу — всем равно

Дана природы флегмантичная ухмылка.

Но чуть не здесь же он осыпает поцелуями подобранные им Revised editin in ne vlume - страница 29 в лесу «листочки нежные, возлюбленные, святые» либо возносит гимны Спасителю в «Балладе о деревьях и Учителе». Лэнир похож на Теннисона — только ему это удается куда меньше-когда он тщится соединить бескомпромиссные Revised editin in ne vlume - страница 29 суждения науки и твердую свою веру в некоторый давнешний первотолчок. Настолько же смутны его гипотезы о соц потрясениях собственной эпо­хи; он всю жизнь увлекался Карлейлем, но не напрасно его нередко приписывали Revised editin in ne vlume - страница 29 и к последователям Рескина. Когда он отступал от взглядов, усвоенных еще в детстве, это был акт быстрее рассудочный, чем нравственный. Прибежищем для Лэнира становились успокоительные иллюзии XIX века насчет «про­гресса Revised editin in ne vlume - страница 29» и «неизбежного добра». Как ни неприятны ему «ре­месла», всегда ощущается, сколь пылкой была его надеж­да, что в конце концов все устроится в Америке к наилучшему, раз она достигнула такового вещественного процветания.

Лэнир Revised editin in ne vlume - страница 29, невзирая на скупое любопытство к жизни, навряд ли серьезно думал над философскими неуввязками, под­нятыми наукой и фабричным развитием. Его пластичный: мозг был подвержен всем психозам сомнения и безверия Revised editin in ne vlume - страница 29, свой­ственным XIX веку; но в отличие от Эмили Дикинсон мучи­тельно он их не переживал. Другое дело, что и ему на данную тему было что сказать. Подобно Карлейлю, кому он подра­жает даже в Revised editin in ne vlume - страница 29 стиле, Лэнир романтизировал суждения мыслите­лей, которые он не мог ни развить, ни оспорить. Что он может противопоставить «ремеслам», не считая собственных туманных образов и разглагольствований о Любви и Искусстве Revised editin in ne vlume - страница 29? Даже его наилучшее стихотворение «Симфония» кончается словами:

Но будет и Любовь слышна; Опоздала она, опоздала она. Мы голубя тогда услышим опять: Ведь музыка — Любовь в чертогах слова.

Очень милые строчки, очевидно Revised editin in ne vlume - страница 29, но не очень достойные того, кто назубок знал In Memoriam. На самом деле дела, отношение Лэнира к современной науке всегда было чувственным, и всегда доминирующей при всем этом была романтичная интона­ция XIX Revised editin in ne vlume - страница 29 столетия. Исключительно в специфичных областях музыки и стихосложения Лэнир был конструктивным мыслителем.

3

«Наука об британском стихе» — это обмысленное подведе­ние итогов тех экспериментальных поисков в области стиховой формы, которыми был занят Лэнир Revised editin in ne vlume - страница 29. Он принялся за эту книжку не поэтому только, что испытывал острый энтузиазм к секретам

473

избранного им дела, и нс только из педагогических устремле­ний, всегда в нем сильных, но к тому же из соответствующего Revised editin in ne vlume - страница 29 для живописцев XIX века желания осознать, как соотносятся вместе разные искусства. В равной мере преданный поэ­зии и музыке, Лэнир всю жизнь изучил их законы и в конце концов уверил себя в Revised editin in ne vlume - страница 29 том, что законы в обоих случаях тождественны. Нельзя утверждать, что беспомощности Лэнира как поэта объясняются конкретно той упрощенностью, с какой он устанавливал эту эстетическую связь, но на нраве его стихов, непременно, сказалась Revised editin in ne vlume - страница 29 крепнущая вера их создателя в придуманную им теорию. Работа, в какой он выложил эту теорию, сохраняет значение смелой догадки, в целом не подтверждаемой современными исследовательскими работами просодии, од­нако не лишенной Revised editin in ne vlume - страница 29 проницательности в отдельных собственных поло­жениях, касающихся круга очень сложных заморочек.

Лэнир исходит из последующего: поэзии и музыке органично присущи одни и те же характеристики, их суть определяется отношениями звуков, и Revised editin in ne vlume - страница 29, стало быть, «слушая стихи, мы слышим некоторое сочетание звуков; читая же стихи про себя, лицезреем, что делает это сочетание звуков; в конце концов, воображая для себя стихи, мы воображаем сочетание звуков, находящихся в определенных отношениях Revised editin in ne vlume - страница 29 один с другим».

Дальше Лэнир (как ему представляется, научно) анализиру­ет такие элементы звуковых сочетаний, как продолжительность про­изнесения, напряженность звучания, интонация и тональность. Он рассматривает вопрос об ударении, разбирает строение поэтической Revised editin in ne vlume - страница 29 фразы, строчки и строфы, но все это для него элементы вторичной значимости. Дочитав книжку до конца, нельзя не вынести воспоминания, что при всей той полезности, которую она принесла исследованию просодии Revised editin in ne vlume - страница 29, стимулируя работу в этой области, «Наука об британском стихе» очень голословна и искусственна в собственных выводах, чтоб серьезно поколебать закоренелые принципы поэтического творчества и восприятия поэтического текста...

Написанные Лэниром в последние семь лет жизни Revised editin in ne vlume - страница 29 стихи — «Зерно», «Симфония», «Псалом Запада» — отразили его созна­тельные, хотя и запоздалые усилия обосновать схожими лабо­раторными опытами неоспоримо принятую им на веру идея о тождественности 2-ух искусств... Но кроме Revised editin in ne vlume - страница 29 кропотливо разрабо­танной теории и попыток выполнить ее на практике, в этих сти­хах чувствуются талант и мастерство, которыми Лэнир был наде­лен от природы и которые так ярко появляются в свободной ритмике Revised editin in ne vlume - страница 29 его строк — например, вот этих из «Глиннских топей»;.

Сумерки изумрудные,

Как девы дивные,

Почиющие на листьях, чтобы пробудить шепот клятв...

В чудных туманных лесах, в черных туманных лесах...

Не отпускай меня из Revised editin in ne vlume - страница 29 сердца — не отпущу тебя из

сердца...

474

Как на воде успокоился лебедь белоснежный,

Вью я гнездо на величии бога смело…

Что ж, вроде бы ни оценивать теорию, пристрастие Лэнира к прекрасно звучащим Revised editin in ne vlume - страница 29 словам и его экзальтированное преклонение пе­ред музыкальностью, пусть она и идет во вред смыслу, — все это сказало его произведениям своеобразие и некую эксцентричность. И по правде, идея его становится тол­ковой Revised editin in ne vlume - страница 29, только когда он обращается к дилемме звуковой органи­зации (под конец жизни Лэнир обобщил свои идеи и наблюде­ния в этой области, написав «Науку об британском стихе»); читая его статьи, в том Revised editin in ne vlume - страница 29 числе и на литературные темы, не встре­тишь примеров особенной проницательности в суждениях как об искусстве, так и о жизни. С той минутки, когда еще маль­чиком он соорудил для себя из камыша флейту Revised editin in ne vlume - страница 29, пытаясь извлечь из нее звук наподобие пения малиновок в Джорджии, Лэнир даже во времена божественного вдохновения, которое озарило его при зрелище войны, постоянно принимал жизнь только через переживание. Потому характерный его Revised editin in ne vlume - страница 29 стихам переизбыток выразительности и образности, производящий чуть не коми­ческое воспоминание, чуть ли разъясняется каким-то осознанным рвением, идеей вроде того, что «Музыка — это Любовь, которая слова взыскует». Быстрее тут просто сказывалась от природы Revised editin in ne vlume - страница 29 присущая Лэниру сентиментальность, о которой на­глядно свидетельствует и только-только процитированная строчка с ее расплывчатым определением.

Пылкость его стихов не превосходит той пылкости, которая кидалась в глаза и в Revised editin in ne vlume - страница 29 его письмах, и в его дискуссиях, и в са­мих его переживаниях. Если читать его много, Сидни Лэнир приестся так, как способны приедаться немногие поэты, ну и прозаики, и причина ординарна: она в Revised editin in ne vlume - страница 29 его туманных видах, в его неспособности как-то держать под контролем речевой поток, в его абстрактности, книжных аллюзиях, нескончаемых повторениях любимых эпитетов, таких, к примеру, как «нежный», она в его комичной высокопарности, в Revised editin in ne vlume - страница 29 беспорядочности его мыслей, в его многословии, архаичности языка, чрезмерности красок, одушевления, красивостей. Его цветистые образы присваивают неопределенность не только лишь отдельным строчкам либо метафо­рам— ужаснее, они затрудняют осознание смысла его стихов Revised editin in ne vlume - страница 29, его суждений о собственной эре. Он был приверженцем современного ему научного познания, но чуть он пробует сказать о месте науки в мире, как здесь же всякая четкость теряется. Он Revised editin in ne vlume - страница 29 мо­жет даже написать, что наука — это «купон подложный, и ей не обосновать, что обосновать возможно». Но вот в «Псалме За­пада», пророчествуя насчет будущей миссии Америки. Лэнир выставляет науку как величавую созидательную силу. И Revised editin in ne vlume - страница 29 в его обличениях «ужасных капищ», «тех дымных городов, где краски ада оживают», — та же самая смутность. Его страшат послед-

475


ствия промышленного переворота, но он готов и признать важ­ность коммерции, а южноамериканские Revised editin in ne vlume - страница 29 заслуги кружат ему голову так, что и он впадает в национализм, направляе­мый причинами как материалистического, так и духовного ха­рактера, и начинает кое в чем припоминать Уитмена.

Спросим сейчас, что Revised editin in ne vlume - страница 29 все-таки остается от этой очень надуман­ной и очень взвинченной поэзии? Одни только пейзажи Джорджии, набросанные рукою еще одного поборника местного колорита? Ведь не так много поэтов, так влюбленных в свои родные Revised editin in ne vlume - страница 29 края, как Лэнир. Либо, может быть, сохранили ценность только эти образы-медальоны, запечатлевшие

цветенье травок, и листьев зелень,

и мох на пнях, и на балконах плющ

эти проблески гармонии во взвинченном Revised editin in ne vlume - страница 29, экстатическом стихе?

Что остается от Лэнира, так это его неповторимая зву­ковая оркестровка, к которой он иногда стремился даже во вред смыслу; она поражает еще более, чем внезапная прекрасная простота его стихов, написанных Revised editin in ne vlume - страница 29 на диалекте, либо «Отмщения Хэмиша», одной из наилучших современных бал­лад. Когда, оставив в стороне критичные суждения, мы просто отдаемся ритмической музыке его стихов о распуска­ющейся розе («Симфония»), о дубовых рощах Revised editin in ne vlume - страница 29 («Глиннские топи»), о лучах солнца на рассвете («Восход»), мы ощущаем большой талант, который не укладывается ни в теории Лэни­ра, ни в его стихотворную практику. К счастью, оба поэта, пле­ненные Revised editin in ne vlume - страница 29 звуком, — По и Лэнир — никогда не были в состоянии до конца выполнить свои очень утонченные эстетические принципы; в обоих случаях настоящий поэт брал верх над искус­ственным теоретиком. Подобно По, к которому Лэнир Revised editin in ne vlume - страница 29-экспери-ментатор был еще поближе, чем он сам осознавал, этот поэг захватывает нас напряженностью чувства, не поддающегося пе­реводу на язык четких значений; находит для себя доказательство идея Кольриджа, что поэзия Revised editin in ne vlume - страница 29 доставляет наибольшее наслаж­дение конкретно в тех случаях, когда смысл ее постигается исключительно в общем и не до конца. Иногда такое удовольствие приносят и стихи Лэнира, невзирая на затуманенность идеи и причудли Revised editin in ne vlume - страница 29­вость выражения. Перед восходом солнца какое-то напряжение сообщается всей природе, а при звуках скрипки мы как будто растворены в музыке — и такового рода чувства так реальны, что глупо гласить об их несоответствии умственному содержанию Revised editin in ne vlume - страница 29 схожих мгновений; пусть со­всем кратковременно, но все-же нас захватывает этот «вихрь не­истовый и нежный». Этого-то и умел добиваться в поэзии музы­кант Лэнир — добиваться по Revised editin in ne vlume - страница 29-настоящему, хотя и практически неволь­но, и нечто схожее с таковой «неопределенностью» переживания

476

и способностью передать в стихе всю палитру чувств, вызы­ваемых музыкой, мы найдем только у таких поэтов, как По и Суинберн.

4

А меж Revised editin in ne vlume - страница 29 тем на Севере, всекрете зарабатывая бессмертие, сейчас безусловно ей принадлежащее, писала стихи Эмили Дикин­сон. Ее слава, может быть нежеланная и уж во всяком случае неведомая ей при жизни Revised editin in ne vlume - страница 29, слава проницательного, восприимчивого поэта, переводившего на язык слов общение души и вечности, — не ри­туальное преклонение главы перед кумиром, но признанный факт. Вкупе с Уолтом Уитменом (которого она навряд ли когда-нибудь читала) она дальше Revised editin in ne vlume - страница 29, чем кто-нибудь, еще, просочилась с по­мощью поэзии в нехоженые сферы духа. С потрясающей и прекрасной страстностью Эмили Дикинсон выразила в про­зрачном афористическом стихе возвышенные устремления пури­танского духа, правда Revised editin in ne vlume - страница 29 несколько обузданные реализмом. Ее необыкновенное искусство соединять отчаяние и экстаз переживет века:

Молиться нам дано, дано — О боже! — и сейчас. Не знаю, где таишься ты, — Стучусь в всякую дверь.

Ее судьба припоминает Revised editin in ne vlume - страница 29 нам о Кристине Россети, которую юна пережила на 8 лет и 5 дней, и о Элизабет Баррет, если не считать, что любовь последней осуществилась, увенчавшись счастливым браком. Эмили Дикинсон ярко прожила свои Revised editin in ne vlume - страница 29 пять­десят 6 лет на размеренной улице Амхерста, будучи странни­цей в просторах вечности и ее мудрейшим судией. Жизнь ее бедна наружными событиями. Она была прочно привязана неразрыв­ными узами долга и неразговорчивой любви Revised editin in ne vlume - страница 29 к собственному грозному папе адвокату, казначею Амхерстского института. «Знаете,— писала она об отце,— он никогда не шутил». В узеньком и рафини­рованном мирке новоанглийского города, в атмосфере домаш­ней жизни вкупе с Revised editin in ne vlume - страница 29 братом Остином и сестрой Лавинией, Эмили выросла преданной долгу, уверенной в собственных силах и с очевидной склонностью к неизменному самоанализу. Будничная размерен­ная жизнь Новейшей Великобритании вошла в ее плоть и Revised editin in ne vlume - страница 29 кровь, как и у Готорна, хотя уже в письме 1853, когда ей было 20 три года, есть намек на другое, небесное, послушничество. «Но, — за­мечает она простодушно, — я никогда не выхожу из дома Revised editin in ne vlume - страница 29». При­мерно в 1861 — 1862 годах она совсем избрала затвор­ничество.

Малая, как будто птичка-крапивник, с очами цвета вишен, которые гости оставляют на деньке бокалов,— так сама она себя обрисовывала, с тихим голосом, стремительная мозгом, спорая Revised editin in ne vlume - страница 29 в дви­

жениях, она ковала свои невидимые миру кандалы. Действия,, подробности и сущность которых еще не выяснены до конца, усугубили ее затворничество и покрыли ее жизнь сбивающими с толку домыслами. Невзирая на Revised editin in ne vlume - страница 29 то что она ничем не отличалась от иных учениц женской семинарии Маунт Холиок и Амхерстской Академии, невзирая на характерные ей веселость и дружелю­бие, мы тоже смотрим на нее очами ее Revised editin in ne vlume - страница 29 недоверчивых и уди­вленных соседей. В ходу летучие россказни: она никогда не подписывала свои письма, она слушала музыку, доносившуюся снизу, из «полярного одиночества» собственной комнаты; всегда в бе­лом, она Revised editin in ne vlume - страница 29 порхала в вечерние часы по саду, как мотылек. Она вправду стала, вызывающе говоря, местной чудачкой. Она сама, и добровольно, обрекла себя на всевозрастающее одиночество. Томасу Уэнтворту Хиггинсону, редактору и литера­турному критику, распознавшему Revised editin in ne vlume - страница 29 в ней искру божию, но не понимавшему ее дарования, это отдало повод вспоминать: «Я виделся с ней только дважды и унес с собой воспоминание чего-то необыкновенного и таинственного, как будто она Revised editin in ne vlume - страница 29 была Ундиной, Миньоной либо Теклой». Какая же потаенна обладала этим прекрас­ным и умопомрачительно жизнестойким духом?

Подробности ее жизни должны остаться в области предпо­ложений; с большей либо наименьшей вероятностью мы можем об Revised editin in ne vlume - страница 29­суждать ее духовный опыт, запечатленный в полных чувства словах («случайные глотки священного вина») на обратной стороне конвертов, либо папках из коричневой бумаги, либо об­рывках газет и визитных карточках. Эмили Revised editin in ne vlume - страница 29 Дикинсон не была ни монахиней, ни мистиком, хотя многим их напоминала. Ее отказ от жизни сопровождался мучениями земной любви. Стра­дания ее были настоящими, достойными человека, который обожал правду:

Люблю глядеть, как погибают: Людьми Revised editin in ne vlume - страница 29 в то время правда правит.

Фактически все, что понятно об ее глубоко потаенных лич­ных переживаниях, можно почерпнуть из недлинной автобиогра­фической справки во 2-м ее письме Хиггинсону от 25 апреля: 1862 года:

«Я посещала Revised editin in ne vlume - страница 29 школу, но не получила того, что вы называете образованием. У меня был друг юношества, который обучил меня находить Бессмертия. Но сам он не возвратился из этих поисков. Скоро мой наставник Revised editin in ne vlume - страница 29 погиб, и пару лет моим единственным спутником был словарь. Потом я отыскала еще 1-го друга, но я не удовлетворила его как ученица, и он покинул страну».

Несколько парней игрались важную роль в ее жизни Revised editin in ne vlume - страница 29, но двое-особенно содействовали ее славе. Один, некоторый Бенджамин-Ф. Ньютон, юный юрист; утоливший ее жажду познания,, рано погиб, даровав ей преимущество скорби. Другой, зрелый и; женатый человек, преподобный Чарльз Revised editin in ne vlume - страница 29 Уодсворт, красноречием»

уступавший только Генри Уорду Бичеру, вызвал у нее чув­ство, которое оба они старались подавить, руководствуясь вы­сокими моральными принципами. Вот те два земных реальных полюса, меж которыми, приемущественно Revised editin in ne vlume - страница 29, и заключена ее поэзия. И все таки небезопасно соотносить ее страстную лирику с оп­ределенными людьми. Эмили Дикинсон —поэт в той же мере, что и дама, и следует принимать во внимание ее Revised editin in ne vlume - страница 29 пристра­стия художника, ее тягу к драматизации настроений. Несо­мненно одно: ее любовная лирика, в противоположность стихам .Эмилии Бронте, имела под собой реальную базу. Любовь, томление, погибель —все она вкусила с острой алчностью отзыв Revised editin in ne vlume - страница 29­чивой к впечатлениям души. Так она и жила, в собственном саду, в собственной комнате, в то же время все далее уходя в просторы воображаемой вселенной. До самой ее погибели, в 1886 году, этот Revised editin in ne vlume - страница 29 ее свой мир светился отраженным светом обычных и возвы­шенных эмоций, хотя другой раз его небосвод застилали тучи со­мнения, когда Эмили Дикинсон размышляла «об обратной стороне божественного». Ее интроспекция, ее «свежий транс Revised editin in ne vlume - страница 29­цендентализм» молвят о постепенном освобождении из уз ста­рой пуританской ортодоксии.

Жизнь затворницы, беглянки позволяет представить, что Эмили Дикинсон не ведала о таких принципиальных явлениях амери­канской жизни, как последствия Revised editin in ne vlume - страница 29 Штатской войны, развитие науки либо, к примеру, существование именитых американских писателей. В некий мере она — знак культурной изоляции Новейшей Великобритании, ее самоуглубленности. И опять-таки отсутствие прямых связей с реальностью обманчиво; в Revised editin in ne vlume - страница 29 почти всех отно­шениях она была легитимное дитя собственного века. Она не могла оценить по достоинству все значение войны либо других больших событий; их низкий нрав был для нее, как она гласила, «неухватываем». И Revised editin in ne vlume - страница 29 но, ей было понятно, что пуля сразила храброго юношу Фрейзера Стирнса (отпрыска президента Амхерст-ского института), и она соболезновала горю других; только реальные действия она переплавляла в поэтические образы. «Печаль, —писала Revised editin in ne vlume - страница 29 она,— кажется более общей, чем до этого, а не достоянием отдельных людей, с того времени как началась война». Позывные науки тоже находили отклик в ее жизни, хотя и поболее приглушенный, чем в Revised editin in ne vlume - страница 29 риторике Лэнира. Она знала также о существовании По и Готорна, который, как она гово­рила, «ужасен и соблазнителен». Пуританизм, трансцендента­лизм и даже периодически стимулирующий североамериканский юмор были той плодотворной Revised editin in ne vlume - страница 29 почвой, на которой произрастали живучие и сразу утонченные цветочки ее поэзии.

По причинам, о которых можно только сожалеть, к примеру из-за кошмара перед «холодной как лягушка» рекламой либо стра­ха «продавать» свои Revised editin in ne vlume - страница 29 стихи, она никогда не оспаривала советов .2-ух собственных «литературных» друзей, Элен Хант Джексон и .хорошего, но аккуратного редактора Хиггинсона; она не вожделела

479

грязнить чистейшее знамя поэзии отношениями с книгоиздате­лями. «Пусть останутся Revised editin in ne vlume - страница 29 мои стихи босоногими», — гласила она. А может быть, она понимала, что ее поэзия обогнала свое время. Все же Дикинсон обожала тех, кто пишет доступно и для всего населения земли. Не считая Библии, Шекспира и Томаса Revised editin in ne vlume - страница 29 Брауна, она признавала Китса и с энтузиазмом славила Джордж Элиот. Ее портрет, также портреты Элизабет Бар-рет и Карлейля декорировали стенки ее комнаты. Из собственных амери­канских современников, хотя прямо на их Revised editin in ne vlume - страница 29 она не ссылается, Эмили Дикинсон больше всего должна Эмерсону и гротеск­ностью, и броской смелостью собственного упругого стиля.


reviziya-finansovih-vlozhenij-referat.html
reviziya-i-auditorskaya-proverka-kak-formi-posleduyushego-dokumentalnogo-kontrolya-pravovoe-regulirovanie-ponyatie-i-sushnost.html
reviziya-osnovnih-sredstv.html