Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость

В очах, -- можно было смело сказать, что Иван Савельевич Варенуха стал

Неузнаваем.

Что-то еще жгуче волновало финдиректора, но что конкретно, он не мог

Осознать, как ни напрягал воспаленный мозг, сколько ни всматривался в

Варенуху. Одно он мог утверждать, что было что-то неслыханное, противоестественное

В этом соединении админа с отлично знакомым креслом.

-- Ну, победили в Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость конце концов, погрузили в машину, -- гудел Варенуха,

Высматривая из-за листа и ладонью прикрывая синяк.

Римский вдруг протянул руку и вроде бы механично ладонью, в то же время

Поигрывая пальцами по столу, надавил пуговку электронного звонка и обмер.

В пустом здании обязательно был бы слышен резкий сигнал. Но Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость сигнала не

Последовало, и пуговка мертвенно погрузилась в доску стола. Пуговка была

Мертва, звонок испорчен.

Хитрость финдиректора не улизнула от Варенухи, который спросил,

передернувшись, при этом в очах его мелькнул очевидно свирепый огнь:

-- Ты чего звонишь?

-- Механично, -- глухо ответил финдиректор, отдернул руку и, в свою

Очередь, нетвердым голосом спросил: -- Что это у Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость тебя на лице?

-- Машину внесло, ударился об ручку двери, -- ответил Варенуха, отводя

Глаза.

"Лжет!" -- воскрикнул на уровне мыслей финдиректор. И здесь вдруг его глаза

Округлились и стали совсем безрассудными, и он уставился в спинку кресла.

Сзади кресла, на полу, лежали две перекрещенные тени, одна погуще и

Почернее, другая слабенькая и сероватая. Ясно была Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость видна на полу теневая спинка

Кресла и его заостренные ножки, но над спинкою на полу не было теневой

Головы Варенухи, равно как под ножками не было ног админа.

"Он не отбрасывает тени!" -- отчаянно на уровне мыслей воскликнул Римский. Его

Стукнула дрожь.

Варенуха воровато обернулся, следуя безрассудному взгляду Римского, за спинку

Кресла и Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость сообразил, что он открыт.

Он поднялся с кресла (то же сделал и финдиректор) и отступил от стола

На шаг, сжимая в руках портфель.

-- Додумался, окаянный! Всегда был смышлен, -- злостно ухмыльнувшись

Совсем в лицо финдиректору, проговорил Варенуха, внезапно отскочил от

Кресла к двери и стремительно двинул вниз пуговку британского замка. Финдиректор

Отчаянно обернулся Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость, отступая к окну, ведущему в сад, и в этом окне,

Заливаемом луною, увидел прильнувшее к стеклу лицо нагой девушки и ее нагую

Руку, просунувшуюся в форточку и старающуюся открыть нижнюю задвижку.

Верхняя уже была открыта.

Римскому показалось, что свет в настольной лампе угасает и что

Письменный стол наклоняется. Римского облило ледяной волной, но Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость, к счастью

Себе, он превозмог себя и не свалился. Остатка сил хватило на то, чтоб

прошептать, но не кликнуть:

-- Помогите...

Варенуха, карауля дверь, подпрыгивал около нее, длительно застревая в

Воздухе и качаясь в нем. Скрюченными пальцами он махал в сторону Римского,

Шипел и чмокал, подмигивая девушке в окне.

Та заспешила, всунула Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость рыжеватую голову в форточку, растянула сколько могла

Руку, ногтями начала царапать нижний шпингалет и потрясать раму. Рука ее

Стала удлиняться, как резиновая, и покрылась трупной зеленью. В конце концов

Зеленоватые пальцы мертвой обхватили головку шпингалета, повернули ее, и рама

Стала раскрываться. Римский слабо вскрикнул, прислонился к стенке и портфель

Выставил вперед, как щит. Он осознавал Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость, что пришла его смерть.

Рама обширно распахнулась, но заместо ночной свежести и запаха лип в

Комнату ворвался запах погреба. Покойница вступила на подоконник. Римский

Ясно лицезрел пятна тления на ее груди.

И в это время веселый внезапный вопль петушка долетел из сада, из

Того низкого строения за тиром, где содержались птицы Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость, участвовавшие в

Программках. Горластый дрессированный петушок трубил, возвещая, что к Москве с

Востока катится рассвет.

Одичавшая ярость исказила лицо девушки, она испустила осиплое ругательство,

А Варенуха у дверей взвизгнул и обвалился из воздуха на пол.

Вопль петушка повторился, девушка щелкнула зубами, и рыжеватые ее волосы

Поднялись стоймя. С третьим кликом петушка она оборотилась и Резкое изменение голоса, ставшего глухим и грубым, вороватость и трусливость вылетела вон. И

Прямо за нею, подпрыгнув и вытянувшись горизонтально в воздухе, напоминая

Парящего купидона, выплыл медлительно в окно через письменный стол Варенуха.

Седоватый как снег, без одного темного волоса старик, который не так давно еще

Был Римским, подбежал к двери, отстегнул пуговку, открыл дверь и кинулся


rezini-referat.html
rezistentnost-k-sulfanilamidam-nosit.html
rezistori-referat.html